MENU

На современном этапе развития нашего общества неизменно возрастает интерес к прошлому. На протяжении многих лет историей  родного  края  занимаются члены  кружка «Поиск». Участвуя в  научных  экспедициях, непосредственно прикасались к  истории  Олекминского улуса. Итоги подводились в  научно-практических конференциях,  в результате, которого  становились  все меньше   белых  пятен в  истории  села   и улуса. Однако, многое все еще неясно,  слабо изучены многие важные вопросы, касающиеся периода  переселения якутских  родов на  олекминскую землю,  слабо  изучен    фольклор олекминских якутов, социальные   контакты  в XVII  века и  др.  Эти вопросы ждут своей разгадки и  широкого  освещения   местному  населению о  делах  давно  минувших   дней. Одним  из  таких дел на  наш взгляд является   дело якута  Балтуги Тимиреева. 

  Итак, кто  такой  Балтуга  Тимиреев? Чтобы  ответить на   этот вопрос необходимо изучить   время,  связанное  с  освоением олекминской  земли  якутскими  родами. Известно, что якуты жили небольшими территориальными родовыми группами во главе со своими родоначальниками. Род был связан с определенной территорией строго ограниченной, причем название рода нередко переходило на название местности. В  каком  веке   якутские  племена   расселились  на  территории  Олекминского улуса,  на   данный  вопрос  исследователи не  однозначны.

По мнению историка С.В. Бахрушина до прихода казаков на реке Олекмы проживали якуты   Противоречивы сведения и высказывания   В.Л. Серошевского и  И.И. Майнова. Первый утверждает. Что на Олекме якутов нет или было очень мало

Второй утверждал, что близ устья реки Олекмы якуты появились в первой четверти 17 века или пишет,   что в начале 16 века русские не встретили якутов в близь устья реки Олекма .  По мнению якутского ученого и историка и этнографа Г.К. Ксенофонтова якуты к началу 30-х годов XVII века занимали почти всю территорию,  на которой они живут в настоящее время.  Другой историк С.А. Токарев показал на карте расселение якутов в устье реки Олекмы и указывает , что якуты жили в  этих местах  до прихода  русских. Несомненно, -пишет  он, -что  именно к  олекминским якутам  относится первая  запись в  рамой  ранней  ясачной  книге Ивана  Галкина (1631-1632г.) Непосредственно после записи ясака, собранного с  тунгусов  под Усть-Кутским острожком, Галкин записал:  « Да  от острожку,  вниз  по Лен реке взято государева ясаку вновь с первых улусов якольской землицы  27  соболей»  Автор  полагает, что это  были  предки меитцев, которых  нигде, кроме Олекмы, не  встречаются. .      В  рукописи  Линденау (1741-1745) говорится , что «Меикская» волость  возникла на  Олекме из  рода  Каджаги (  брат Тыгына) и  из  некоторых намцев,  бежавших от Тыгына вверх по  Лене

Массовое передвижение якутов из  центральных волостей  на  Олекму произошло в  первой половине XVIII века по  утверждению  профессора  Г.П. Башарина  в 1720-1730 гг. бассейн  Олекмы заселяли уже устойчивые якутские  роды. Переписью 1732  года на  территории ведомства Олекминского острога зарегистрированы  следующие  якутские роды :Меитская , Нерюктяинский , Намский , Мальжагарский , Борогонский , Нахарский  и три  тунгусских:Кандаргинский ,  Чючинский  и Кичанский пр   

Таким  образом,  заселение якутами-скотоводами  бассейна  Олекмы представляло собой  сложный  исторический  процесс, было  движение  беспрерывным, сложным и противоречивым. Начавшись задолго до прихода русских на  Лену, оно  продолжалось до  середины XVIII века.

  Основная  причина  расселения  якутских родов  на   олекминской  земле  поиски  новых  пастбищ и сенокосов для  скотоводческого  хозяйства.

 В  1637 г. Для  управления Сибирью  был  создан  Сибирский  приказ. Вначале Якутия входила в  состав  Енисейского уезда. В  погоне за  пушниной  часто происходили стычки и между самими русскими казаками, прибывшими из разных острогов  –Мангазеи, Тобольска, Енисейска. Каждый из  этих  отрядов пытался сам обложить ясаком местное  население, они отбивали аманатов  друг   друга, происходили настоящие разбойничьи набеги. Местные жители нападали на  промышленников,   они защищали свои  промысловые от незваных чужестранцев, которые иногда  их просто грабили. В  1659 в  Олекме  были убиты  торговый  человек Никифор Клементьев и 18 из его  20 товарищей.

В 1675 г. Произошло восстание в Олекме под руководством Балтуги Тимиреева , из-за  конфликта с  промысловыми  людьми. У  него  был отряд численностью в 80 человек. Из Якутска против него послали отряд в 27 служилых  людей и 53  якута. В  бою восставшие потерпели поражение. Так  возникло  дело якута Балтуги Тимиреева.  За   этими сухими строчками стоит  трагедия  целого  рода , семьи ,  рушились привычные уклады  жизни местных  жителей. А  теперь  подробно рассмотрим  дела изменника  Балтуги  Тимиреева .

Судя  по   делу Балтуга  Тимиреев  был  местным  князьком имел  скота 100  голов крупного  скота и 141  лошадь,  у  брата   Байги 22  взрослые лошади и 30 голов крупного рогатого  скота; у Мавры Тимиреева 15  рабочих лошадей , 1 жеребец,15 кобыл,15  телят и 30 коров.  В мятеже участвовали несколько родственных семей, каждая из которых имела свой скот, свое имущество и представляла  собой самостоятельную хозяйственную единицу.

  Чрезмерная  жадность  и  наглость сборщиков  ясака приводили кровавым  стычкам

«Нынешней де осени, - сообщал впоследствии сам Балтуга, - посылал де Мавра, да детей своих Девенека да Айгу да Сенека да Баюнчю Кисенева»,  т.е. всего 6 человек.  Эта поездка и послужила  прологом кровавых событий. И вот, как только почувствовалась грозящая опасность, родственная группа сплачивается, к ней присоединяются другие сородичи. Образовалось внушительная сила в несколько десятков вооруженных людей: посланные против бунтовщиков усмирители встретили « изменника Балтуну с родниками,  человек  с 70 и больше, с копьи и с луками, а иные в куяках... идет войною на русских людей  втречю и хотят побить» 

Вместе   с  Балтугой Тимиреевым  выступили и  тунгусские роды,  это  можно  узнать из докладной «Якут мятежник Балтуга Тимиреев, храбрившийся и заявлявший,  что « он де всех побьет и учнет де дратца до последнего робенка, а живым де он русским людям не дасся,- выдвигал, как последнюю и самую сильную угрозу, что « у него де есть тунгусов много на отводе и они де тунгусы русских людей всех побьют и якутов, которые с ними будут».

 Якут Балтуга Тимиреев по сути не выдержал ясачного гнёта, когда в недородный год к нему раз за разом приходят за ясаком. «... В  нынешнем во 184 году (1674-75гг.) им тунгусам и якутам всем пешие соболиные промыслы не удавались, а на лошади де и на олени был падеж, а иные иноземцы с ясаком не бывали и присылают ясак с холопьями, а сами в зимовьё не ходят… он Балтуга с родниками своими ясак с себя послали … семнадцать соболей, а достального де ясаку, сказали, добыть не могли, а иные де его родники ясаку не присылывали…».  Как видим, снова недород, а ясак требуют в прежнем объёме.  Несколько раз к нему упорно ездят за ясаком: «…из Вилюйского Верхнего зимовья приказной человек Никита Савин осенью посылал ко мне казаков Леонтия Лаврентьева да в другой ряд посылал тогож Леонтия  Лаврентьева, да Омельяна Иванова, и взяли они у меня и у родников моих пять лошадей добрых, да третий ряд приезжал тот же Леонтей Лаврентьев с казаками с Федотом Колмаком  и просили у меня лисицы чёрные, да трёх лошадей добрых». В знак того, что от ясака Балтуга не отказывается, он посылает в аманаты (заложники) племянника своего Окоя Байгина  и с ним посылает две лисицы «одна чернобурая, другая бурая», затем даёт в аманаты сына своего Тонока и объясняет, что «мне ныне в город ехать не с чем».   

  Балтуга попросту убивает казака Федьку Прохорова и пашенного Максимку Непряху.

 Об этом пишет десятнику казачьему Миките Савину из Олёкминского острога боярский сын Крыженовский в 1675г.: «И похвалялся он Балтуга с товарищи тебя Микитку с товарищи, будучи в улусе, убить, и ты, Микитка, слышал такую измену и злой умысел… и послал к нему, к Балтуге с товарищи двух казаков Федотка Колмака, да Лёвку Лаврентьева, да с ними же послал якутов лутчих людей Кангалаской волости Оргуя Делгеева,  Дюбсюня Оттуева, да Бордонской волости Бартына Бойдонова, да Бакачю Тебикеева, да Ярканской волости Тюбяку Ивакова, да Таркая Барканова, и  он Балтуга с детьми и с братьями с Байгою, да с Маврою и с родниками своими у  Окоса Кукчанова  в юрте казаков  Лёвку Лаврентьева закололи до смерти, а Федотка Колмака кололи палмаю, а якута Дюпсюня Оттуева покололи палмою…». Не простой, видимо, был этот якут Балтуга, коли собирают на него людей с близлежащих волостей, и с острога Олёкминского, и с зимовья Чаринского, и с Верхоленского острога.        число Балтугиных родичей составляло не меньше 70 человек, а «вожем у него итти хотел Чикыр-шаман, да Болтана-шаман же». В этой развязавшейся войне во время захвата Балтуги убивают брата Балтуги Байгу и сына его Айгу.  Убил  их  казак Стенка Лаврентьев , отомстил за сродника Лёвку Лаврентьева, за что воевода Андрей Афанасьевич Барншлеев приговорил бить кнутом на козле… Стенку Лаврентьева за то, что он «изменников Байгу, да Айгу, пойманных и связанных, без государева указу самовольством убил до смерти». Да и сам Балтуга пыткам и битью подвергался, о чём тоже есть в деле его. Почти три года тянулась тяжба. А  исход дела решился таким образом: «186, июня в 6 день (1678г), по указу Великого Государя и по грамоте, учинить им наказанья, бить кнутом на козле, нещадно, Балтугу и брата, и сына его, и дать на поруки, и написать на них за убитых за братей, и за сына его Балтугина Великого государя  ясак, и взять по них поручная запись, что им впредь не воровать и служилых и промышленных людей не побивать».

 Такой исход дела не устраивал служилых людей, и они жаловались, что Балтуга и Мавра за убитых брата их Байгу и за трёх сыновей ясак платить не хотят.  На указанном им месте,  на Кангаласском лугу,  не живут, «и ныне, государь, они Балтуга и Мавра, и Оенек, живучи на Вилюе, свою братию якутов бьют и грабят, и насильства им чинят всякое».   Так  закончилось  дело  Балтуги  Тимиреева и дальнейшая судьба его  не известна.    

 

Габышев  П.Д учитель истории Токкинской  средней  школы