MENU
Главная » Статьи » К 65-летию Победы

К юбилею Токкинской школы (воспоминания)
Романтика трудных дорог

    Под крылом самолета раскинулась величественная панорама зеленой тайги с многочисленными серебряными озерами.
    Немолодая женщина внимательно смотрит в иллюминатор. Смотрит, улыбается чему-то и шепчет взволнованно: «Какая прелесть кругом, какая ширь! Скоро ли покажется серебряная красавица Лена? Узнаю ли ее?»
    Несколько часов ночного полета прошли без сна. Всплывали из глубины памяти годы далекой довоенной комсомольской юности, нелегкие военные, первые послевоенные годы. С далекой Якутией она рассталась ровно двадцать лет назад..
    Романтика трудных дорог в снегах Крайнего Севера привела когда-то семнадцатилетнюю комсомолку  Импию Татаруеву, только что окончившую Ленинградское педучилище, в далекий северный район Якутии, недалеко от дельты Лены. Там, на берегу сибирской красавицы, она познала первые радости жизни – радость труда и первой любви. Там полюбила трудную свою профессию учителя, нашла место в жизни.  Шестнадцать лет безвыездно , вместо трех предполагаемых Импия Алексеевна проработала в Якутии.
    После войны окончила педагогический институт, стала учителем русского языка и литературы и немецкого языка. Приехала в якутскую среднюю школу одного из поселков на берегу красивой реки с ласковым названием Чара.
    Ей поручили классное руководство в восьмом классе, где было восемь девочек и пятеро мальчиков.
    Война развеяла у Импии Алексеевны мечту о семье, о личном счастье. Возможно, поэтому она сразу же сильно привязалась к своим милым, доверчивым черноглазым девчонкам и мальчишкам, которые полюбили ее. По возрасту Импия Алексеевна вроде бы не совсем подходила им в матери, но они ее называли «наша мамочка», или по-якутски «ийэ». Это было очень приятно ей. С утра до позднего вечера Импия Алексеевна была со своими детьми. Кому-то не давались языки – приходилось помогать и самой овладевать якутским языком. Кто–то затруднялся в математике – нужно было организовать взаимопомощь.
    Вместе с Импией Алексеевной ее воспитанники  вечерами оформляли стенгазету, литературные альманахи, активно участвовали в литературном кружке. Всем нравились коллективные прогулки на лыжах, походы в тайгу, в горы. Все любили быструю езду на оленях, катание на лодках. Много приходилось и трудиться: заготовляли в лесу дрова для школы, помогали колхозу копать картофель, собирали для пришкольного интерната бруснику, грибы, ловили рыбу. Даже изредка ходили вместе на охоту в тайгу.
    Самым интересным и увлекательным занятием оказалась подготовка концертов художественной самодеятельности, спектаклей. Все принимали в этом самое активное участие. Ученики сами собирали материал для вечеров юмора и сатиры, писали сценарии. Равнодушных не было. У всех появились  какие – то способности, таланты. Все стали «настоящими артистами», как их называли в школе и поселке.
    Спартак Кузьмин и Николай Ужинский хорошо плясали, Ким Габышев отлично читал стихи, Николаю Ужинскому удалась роль Олега Кошевого в инсценировке по «Молодой гвардии». За ним так и осталась имя «Кашук».
    Люба Селляхова с успехом дебютировала в роли Любы Шевцовой и стала для всех «Любкой - артисткой». Митя Филиппов хорошо импровизировал  на якутском языке. Ким Габышев руководил струнным оркестром. В хоре участвовали все. Репетиции часто продолжались до позднего вечера в уютной комнате Импии Алексеевны , превратившейся в своеобразный «боевой штаб». Ответственными за все дела в классе были бессменный  староста Митя Филиппов и комсорг Гена Титова, которая пользовалась  большим авторитетом, особенно у мальчишек. Они часто хором скандировали ей: «Гена Титова! Честное слово, все мы в тебя влюблены!»
    Самодеятельных артистов тепло принимали везде в школе, поселке и соседних поселках, даже на районном смотре художественной самодеятельности.
    Прошло уже двадцать лет с той поры, как «птенцы» оставили свое «гнездо», а их «мамочка» уехала на родину, в Ленинградскую область. Все эти долгие годы Импия Алексеевна с интересом следила  издалека за своими питомцами. Ее приглашали в письмах на свадьбы, ей сообщали о рождении «внуков» и «внучек - тезок», с ней делились радостями, горестями и заботами.
    Вначале письма и телеграммы приходили очень часто. Они всегда волновали Импию Алексеевну, она радовалась и печалилась вместе с авторами писем. С годами почта стала приходить реже. Иногда, в день учителя и 8 марта ей присылали музыкальный привет по радио – ее любимую песню «Синенький скромный платочек».
Однажды Гена и Митя сообщили ей в письмо о предстоящем большом празднике, двадцатилетнем юбилее со дня окончания школы. На этот праздник обязательно должны приехать все «птенцы», а также «мамочка» Импия. Так бесповоротно решил «оргкомитет».
    И вот Импия Алексевна  в пути. Стюардесса с приветливой улыбкой сообщила, что самолет идет на посадку в Олекминске. Теперь несколько десятков километров отделяло ее от намеченной цели. А это в Якутии считается «рукой подать»…
    С восходом солнца рейсовый катер помчал Импию Алексеевну в Чаринск. К полудню он вошел в реку Чару, а через час за поворотом на высоком берегу показался знакомый ей поселок.
    У причала стояли встречающие. Среди них Ипмия Алексеевна без труда узнала Гену, Митю, а затем Дусю Кузьмину и Груню Миронову. Скоро она оказалась в их объятиях.
-Как хорошо, что вы приехали «Мамочка»!
-Мы очень волновались, что вы опоздаете к началу торжеств, - говорила Гена.
-Где же остальные? Неужели больше никого нет в  Чокурдахе? – спросила обеспокоенно Импия Алексеевна.
-Воот они все, наверху! Видите – машут вам, - улыбнулся Митя.
    Действительно на высоком берегу, над причалом, выстроившись в шеренгу по росту, стояли люди. Вдруг заиграл струнный оркестр знакомую мелодию песни «Синенький скромный платочек», и зазвучала песня.
    Так под звуки мелодии Импия Алексеевна по ступенькам поднималась на знакомый берег, к своим «птенцам». Впереди шеренги стояла « молодая поросль» -«внуки» и «внучки» с букетами цветов. Все цветы сегодня предназначались ей, Импии Алексеевне.
    Песня прервалась и все дружно скандировали:
-Дорообо, Импия Алексеевна, дорообо «мамочка»!
-Дорообо, о5олор, - в тон ответила Импия Алексеевна.
    Здороваясь за руки со всеми и обнимаясь Импия Алексеевна безошибочно называла всех по именам, хотя перед ней были теперь не юные «птенцы», а взрослые, солидные люди средних лет, некоторые даже с седеющими висками.
    «Но почему же Чара Чердонова и Спартак Кузьмин ничуть не изменились за двадцать лет?» - думала она, подавая руку юноше и девушке, стоящим перед ней, называя их по именам.
-Это наши дети, - засмеялись Чара и Спартак, которых учительница еще не успела заметить.
    После рукопожатий и объятий, с охапкой цветов Импия Алексеевна в сопровождении своих бывших питомцев направилась к школе. Как изменился поселок, как много выросло новых домов! На месте бывшей деревянной школы – новое двухэтажное здание.
    В одном из классов, нарядно убранном для торжества, ждал праздничный стол. Митя провозгласил тост за встречу, за здоровье.  Все вспоминали школьные годы. Затем каждый по очереди «рапортовал» Импии Алексеевне о прожитых годах, о достигнутом.
    По каким тропам жизни шагают теперь они, бывшие одноклассники, те милые черноглазые ее ребята?
У Гены трое детей, она преподает английский язык в родной школе. Дмитрий работает механиком в родном совхозе. «Кашук» преподает историю в соседней школе, «профессор» стала преподавателем математики. «Любка - артистка» - зоотехник. О ней часто пишут в районной газете, как о знающем и любящем свое дело специалисте. Дуся Кузьмина – фельдшер в поселковой больнице. Маша Миронова – библиотекарь. Чара Чердонова – бухгалтер в совхозе. Спартак Кузьмин – директор Дома культуры. У всех семьи, растут дети.
 Самая большая семья у Агаши Нектегяевой: она воспитывает восьмерых детей. «Внуков и внучек» у Импии Алексеевны оказалось полсотни.
    Радуется старая учительница: ее «птенцы» прежде всего, стали настоящими людьми, нашли каждый свое место в жизни и счастье человеческое.
    Тепло и уютно на душе. Благодатной оказалась, почва, принявшая семена, посеянные когда-то ею.
    Долго продолжалась за столом оживленная беседа с шутками – прибаутками, песнями.
Заиграла музыка, и пары закружились в вальсе. В партнерах не было недостатка у Импии Алексеевны в этот вечер. Все были внимательны к ней - «царице бала».
Вдруг поступило предложение пойти в аллею, посаженную перед расставанием со школой.
    Маленькие когда-то березки, посаженные символично в виде клина, на конце «острия»  которого стояла березка Импии Алексеевны, превратились в высокие деревья с кудрявыми ветвями – крыльями. Они напоминали теперь белых журавлей в поле во главе с вожаком.
    Тут же вспомнили занятия литературного кружка. Зазвучали стихи Есенина, Гете, Байрона, Леонида Попова -  якутского поэта – лирика.
    Не забыли и хоровод осуохай. Все стали в круг взялись за руки, и запевала импровизатор Митя Филиппов начал произносить слова песни.
    На следующее воскресное утро поехали на моторных лодках вверх по Чаре, к любимой когда-то «корабельной роще», куда в былые годы часто ходили походами, особенно весной, во время цветения багульника.
    Теперь в просторном новом доме Гены, где остановилась учительница, в эти дни было всегда многолюдно и весело. Кроме юбиляров, сюда приходили старожилы поселка, родители бывших учеников, которые помнили Импию Алексеевну.
-Дорообо, учуутал! Кэпсээн баар? – приветствовали они и подолгу беседовали с ней.
    Но вот наступил день отъезда. В сопровождении оставшихся еще здесь учеников, Импия Алексеевна медленно спускалась к пристани на катер. Застучал мотор, и катер отчалил от берега. Провожающие кричали ей вслед:
- Көрсүөххэ диэри, мамочка! До свидания! До новой встречи!
С грусью смотрела  на своих взрослых ребят и думала: состоится ли  новая встреча на этом берегу?
    Но в одном она была твердо уверена: добрые семена посеяны ею на этой земле у далекой таежной реки. Здесь ее помнят и чтут эти суровые на вид, добрые, честные и чуткие люди. Сколько тепла людских сердец подарили ей эти незабываемые дни!
    Поезд мчит    Импию Алексеевну к дому. Под стук колес снова нахлынули воспоминания, думы. Вдруг словно кто-то рядом с ней начал вслух рассуждать, обращаясь к ней:
- Не пора ли тебе, Импия Алексеевна, подумать о заслуженном отдыхе? Чего же ты медлишь?
Но мысли летят к далекому берегу Чары, к нынешней школе, к новым ученикам. Каким он будет, завтрашний день сельской школы? Будет он более интересным, светлым, но  в то же время трудным и ответственным. Еще больше потребуется знаний от учителя, больше сил, творчества. Нужно быть готовым к нему.
    И снова чей-то голос спрашивает:
- А как все-таки с отдыхом? Есть ли еще порох в пороховницах?
    Колеса вагона постукивают:
- Да, да, да, порох есть, да, да, да, порох есть!
И она вполне солидарна с ними.

Импия Алексеевна Татаруева

Категория: К 65-летию Победы | Добавил: school_tokko (22-Янв-2013)
Просмотров: 1037 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]